Врач — профессия или призвание? Стоматолог и офтальмохирург рассказывают о своей работе

В рамках всероссийского проекта «Профессия — врач» Эволюция Юга.ру публикует истории двух краснодарских врачей — стоматолога Вадима Липчанского и офтальмохирурга Александра Бойко.

По данным ВЦИОМ, доверие к докторам в последние годы значительно снизилось, да и статус самой профессии россияне стали оценивать ниже, чем раньше. Но вопреки статистике, работа медиков продолжает считаться одной из самый важных и благородных в мире. Задача всероссийского проекта — изменить отношение людей к этой профессий и показать, что врачам можно и нужно доверять.

Стоматолог Вадим Липчанский рассказал о своей специализации и самом сложном случае в практике.

Вадим Липчанский

Вадим Липчанский

стоматолог, стаж 10 лет

— Не могу сказать, что медицина интересовала меня с самого детства. Когда пришло время определиться с будущей профессией, мой выбор стоял между юридическим и медицинским образованием. Так как доктор для меня всегда олицетворял благородство и духовную чистоту, я решил связать свою жизнь с медициной и помогать людям. Также на выбор повлияли родители. Моя специализация — стоматология. Я занимаюсь хирургией любой сложности, ортопедией, устанавливаю имплантаты и лечу зубы.

Больше всего в работе мне нравится видеть положительный результат и счастливых пациентов. Каждый человек индивидуален, его нужно понять и учесть требования и пожелания. Нельзя сказать, какая часть работы самая сложная или легкая. Любая манипуляция требует усидчивости, внимания и деликатности, за каждой работой стоит невероятный труд, опыт и знания. В целом все предсказуемо, но бывают форс-мажоры. Каждый организм — особенный, у разных людей на одну и ту же манипуляцию требуется разное количество времени.

Самый сложный случай был буквально две недели назад, когда я удалял зуб мудрости своей знакомой. Он находился в кости настолько глубоко, что я не мог туда добраться инструментами. Вместо полутора часов операция заняла три, с перерывами на то, чтобы отдохнул сустав челюсти.

Бывает, люди падают в обморок. К счастью, такое случается крайне редко, последний раз — года полтора назад. Я устанавливал женщине шесть имплантатов, сделал разрез по десне — и она потеряла сознание. Предварительно я мерил пациентке давление, и, разумеется, под обезболивающим она ничего не чувствовала — просто перенервничала. Мы привели ее в чувство и продолжили операцию — нельзя останавливаться на полпути.

Важно посещать стоматолога два раза в год, ведь на ранней стадии проблему всегда легче исправить, это занимает меньше сил и времени.


Офтальмохирург Александр Бойко рассказал о том, как долго длится операция на глазах, и о чуде прозрения.

Александр Бойко

Александр Бойко

офтальмохирург, стаж 30 лет

— Когда поступал в мединститут в начале восьмидесятых, мне говорили, что это единственный вуз, куда невозможно попасть по-честному. И решил, что пойду туда и поступлю без всякой помощи. Так и получилось. Помню, как проходил отборочный тур на специальность микрохирурга. Надо было написать сочинение «Почему я хочу быть офтальмологом» и тут же без всякой подготовки сделать шов в операционной под микроскопом. Микрохирург должен прекрасно владеть руками и уметь бороться с волнением — не каждый человек способен совершать микродвижения, особенно в условиях психологической нагрузки. Больше всего в профессии мне нравится чудо прозрения. Вау-эффект. Здесь невозможно ничего скрыть: мы работаем на переднем фронте, и результат сразу виден.

Перестал говорить о количестве операций после определенного числа — звучит нескромно, да и никто не поверит. Можно просто посчитать: в прошлом году сделал 3700 операций, а стаж у меня — 30 лет. Значит, за всю практику провел, по самым скромным подсчетам, не менее 25 тыс. операций. В прошлую среду было 38 операций, мой рекорд — 43 в день.

Современные технологии позволяют сделать операцию за 24 секунды. Но с какого момента считать ее время? Когда пациент принял решение? Когда зашел в операционную? Когда начали обезболивать? В операционной пациент проводит 15-20 минут. Но я не гонюсь за количеством и скоростью — мне неинтересно что-то доказывать.

Для хирурга, который оперирует огромное количество людей, важно, чтобы пациенты не запоминались. Если запомнился, значит, с ним что-то пошло не так. Конечно, были уникальные случаи — операции с новейшими технологиями, которые мы делали впервые. Например, устанавливали факичные линзы. У пациента была близорукость минус 20, и на следующий день после операции он подбегает к зеркалу и говорит: «Какой я красивый, оказывается!» Человек всю жизнь себя не видел. Без сомнения, такие случаи есть, но абсолютное большинство операций проходят гладко, четко, технологично.

Пройдите тест на остроту зрения:

Оперировал многих родственников, в том числе дочери делал коррекцию и маме удалял катаракту и ставил искусственный хрусталик. Главный принцип, когда лечишь близких, — не пытаться сделать лучше. Надо делать как обычно — и все будет хорошо.

У меня идеальное зрение для хирурга — вижу на близком и среднем расстоянии, вожу машину без очков. Как беречь глаза? Совет один — ничего не делайте, отдыхайте (смеется). Это очень полезно для зрения!

Больше историй врачей читайте на сайте проекта «Профессия — врач» professiya-vrach.ru.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Реклама на портале