«Любить себя не стыдно». Фотограф из Краснодара снимает обнаженных женщин в бодипозитивном проекте

Юга.ру

Лизавета Сережникова уже несколько лет ведет фотопроект о естественной красоте женского тела «Секрет». Она снимает женщин, которые никогда не были моделями, без косметики и постановочных поз.

Порталу Юга.ру Лизавета рассказала о своем бодипозитивном проекте и о том, что он дает героиням. А ее модели — о собственном опыте участия в «секретных» съемках. 

«Процесс съемки превратился в фототерапию». О начале проекта

Дело было примерно три с половиной года назад. У меня есть подруга Надя. Ее на тот момент парень Антон решил сделать ей подарок. Он сказал мне: «Я так восхищаюсь красотой Нади, ты не хочешь ее обнаженной поснимать?» Я согласилась. Это была съемка в домашних условиях, получилось классно. Фотографии сразу взял себе сайт «Vogue Италия». Сейчас там уже около 20 моих «секретных» работ.

Лизавета Сережникова

Лизавета Сережникова

Заработало сарафанное радио, Надины подруги стали мне писать с просьбой сделать им подобную съемку. В один момент это превратилось в непостановочную фотосессию, девочки воспринимали ее как разговор с психологом. Но диалог был внутри себя, они передавали все через позы и эмоции, направляли их в мой объектив. Поэтому процесс съемки превратился в некую фототерапию.

Через какое-то время мне приснился сон: я стою с бокалом вина, у меня определенная стрижка, юбка, топ — и на фоне большое, словно вырезанное из дерева, слово «секрет». И висят сделанные мною фотографии девушек. Это чистая правда. Я поняла, что надо из этого создавать что-то стоящее. Для себя, для моделей, которые уже приняли участие и которые только будут. Я стала посвящать новому проекту все больше времени, прошла первая выставка, затем вторая.

Во время первых съемок я предлагала раздеваться постепенно. Сначала, например, остаться в мужской рубашке. Но потом осознала, что это неправильно: идет красивая линия бедра, а трусы или любой другой элемент обрезают ее. Я поняла, что одежда не нужна вовсе, за ней девушки принимались скрываться, я же хотела делать искренние снимки.

Когда я начинала, в 2016 году, никто не понял моих фотографий. Сейчас понимают. У меня была большая выставка, за три часа она собрала 350 зрителей, в зале нечем было дышать. Я видела выражения лиц людей — и некоторые смотрели с недоумением, как будто перед ними нечто ужасное, с кровью и мясом. Были те, кто, посмотрев экспозицию, стал искать меня: «Как ты на это решилась? Это же прекрасно, об этом нужно говорить».

Негатив возникал из-за того, что я показала «ленивых» девушек, которые не хотят следить за собой. Зачем фотографировать обвисшую попу, если девушка могла пойти в тренажерный зал и накачать ее? Но никто же не знает историю героини. Может быть, до этого она сильно похудела. И сейчас она для себя самый красивый человек на свете, гордится собой.

«Обычно приходят пострадать». О съемках и моделях

Каждая девушка приходит со своей целью. Для кого-то это просто интересный опыт, кто-то хочет увидеть себя с другой стороны — живую и настоящую. Кто-то приходит пережить свою печаль, боль. Проблемы у всех разные — начиная от насилия, заканчивая работой и расставанием с дорогим человеком. Во время съемки они порой замыкаются в себе и через эмоции и жесты показывают себя. Кто-то плакал, кто-то кричал, кто-то вовсе не шевелился. Были и подавленные, и радостные состояния. Хотелось бы снимать девушек обнаженных и одновременно со счастливым лицом, у меня есть несколько таких снимков, но обычно приходят пострадать. Не могу выделить какой-то один запоминающийся отзыв о проделанной работе, они все любимые, потому что искренние.

Все девушки раскрываются по-разному, и, на мой взгляд, все зависит от места съемки. Я прошу выбирать то, где им комфортно. И большинство предлагает собственный дом. Там они более раскрепощены, знают, где стоит их кружка, диван, они всеми родными предметами могут пользоваться. Мы перемещаемся по всей квартире, что-то делаем. Одно дело находиться в чужой для тебя комнате с белыми стенами, другое — в своем доме. Были съемки в горах, в лесу, на море, выезжали в любимое место девушки — в Архипо-Осиповку, на дикий пляж.

Для меня каждая съемка — некая перезагрузка, глоток свежего воздуха. Иногда я себя чувствую энергетическим вампиром, поглощающим все эмоции, которые героини выливают на снимках.

Некоторые модели перед съемками думали: «Сначала в такую позу встану, потом в такую». На самом деле я так же думаю, со своей стороны. Прямо в голове картинки крутятся, позы или еще что-то. А когда встречаешь девушку, и процесс пошел, может быть совершенно другое настроение. Во время съемки я погружаюсь в ее состояния, ловлю эмоции, совершенно забывая, что и как я хотела сделать. Происходит связь, и съемка приобретает другие действия, не те, что были запланированы.

Настрой всегда задает модель. Если она хочет молчать, мы будем это делать, если нравится бегать и прыгать — без проблем. Если желает провести сеанс экзорцизма — прекрасно. На съемках «Секрета» девушка всегда делает только то, что хочет. Я никогда не запрещаю или направляю в то русло, которое хочется мне.

Сейчас начали писать девушки с псориазом на теле, без рук или ног, хотят побороться с недугом через фото. Болезнь не победить, но принять себя и полюбить — можно. У нас одна жизнь и одно тело, и мы его, к сожалению, не исправим.

«Наше общество не готово к таким фотографиям». О страхах

Фотографии я отдаю только тогда, когда модель сама напишет и попросит об этом.

Девушки легко давали разрешение на участие фотографий с ними в моих выставках. Кто-то показывал лицо, кто-то — нет. Я сама не люблю, когда модели смотрят в камеру, потому что у героини могут возникнуть проблемы. Наше общество не готово к таким фотографиям, может начаться банальная травля. Я обожаю татуировки, но не люблю их фотографировать, потому что это опасно. Больше всего на свете я боюсь травли: и по отношению ко мне, и к моделям. Боюсь неадекватных мужчин, которые могут сказать «шлюха, шалава» и ударить по голове. Хотя и женщины такие есть.

В инстаграме мне никогда плохого не писали, только слова благодарности. В подписчиках «Секрета» — люди, которые принимают мое творчество. Негативные комментарии были в tjournal.

Больше всего на свете я боюсь травли: и по отношению ко мне, и к моделям. Боюсь неадекватных мужчин, которые могут сказать «шлюха, шалава» и ударить по голове. Хотя и женщины такие есть

«Хочу, чтобы мужчины перестали смотреть на идеалы в инстаграме». О желаниях и будущем

Хочется самой поучаствовать в съемке для «Секрета» — быть обнаженной среди толпы людей. Где-то полтора года живу этой идеей, жду подходящего настроения, эмоционального напряжения, чтобы воплотить ее в жизнь.

У меня был опыт съемки мужчин в стиле ню. Мне очень понравилось, они такие застенчивые. В одежде прямо орлы, а без — стесняются, как дети. Есть хороший опыт интимной съемки пар. Неожиданно стали писать мужчины с вопросом: «Вы только женщин снимаете?» А мужчины самые разные, из жизни: с небольшим пузиком, худые и так далее. Нет накачанных альфа-самцов из инстаграма и тиктока. Даже написал один мужчина с протезом ноги. К сожалению, он не из Краснодара, а так бы я к нему сразу поехала. Все они пока прощупывают почву. Думаю, что, пока не увидят в профиле фото первого мужчины, не решатся на этот эксперимент.

Я хочу, чтобы «Секрет» превратился в клуб единомышленников или сообщество, где признали мою мысль, что все женщины красивые. Хочу, чтобы мужчины перестали смотреть на идеалы в инстаграме и не замечать тех, кто их окружает в обычной жизни.

Также мне хочется, чтобы о проекте узнала вся Россия, поскольку он, возможно, один такой в стране. По крайней мере, ничего аналогичного я не видела и мне никто о подобном не сообщал. Я имею в виду проект, который несет посыл, что любое женское тело красиво. Без косметики, фотошопа, одежды и украшений. Нас уже потихоньку начинают воспринимать как сообщество бодипозитива, только в его изначальном определении. Если погуглите, то поймете, что оно не из разряда «я ем, что хочу, и мне все равно, какая у меня задница». Это неверное суждение. Я даже не поняла, в какой момент его перековеркали в сторону людей с лишним весом.

В будущем я бы хотела из проекта сделать благотворительный фонд профессиональной психологической поддержки. Или даже центр. Это если уже нафантазировать...

Любить себя не эгоизм, любить себя не стыдно. Мне не нравится, когда люди путают эти два понятия. Любовь — заниматься делом, которое нравится; не поддаваться мнению окружающих, если оно не совпадает с собственным; прочувствовать свое тело и мысли.

Наше сообщество бодипозитива не из разряда «я ем, что хочу, и мне все равно, какая у меня задница». Это неверное суждение

«Способ увидеть себя без защиты». Модели о съемках

Дарья: Моя подруга стала одной из первых участниц и рассказала обо мне Лизе. Что у меня есть особенность кожи — витилиго. Мы сразу списались и договорились о съемке. Это интересный опыт. У меня никогда не было проблем с принятием своего тела, и я решила поучаствовать, чтобы осветить тему витилиго. Мне хотелось сказать, что это не страшно, что девушка с особенностями имеет право показывать себя, что она сексуальна, что это не какой-то недостаток или дефект. Хотелось перевернуть шаблонную картину нашего мира. Обе съемки прошли легко, у меня не было стеснения, я открыта к такого рода проектам. Круто, что получилось не вульгарно, а даже как некий артхаус. Что нет ни грамма фотошопа, все true.

Я знаю, что у многих участниц «Секрета» трудные истории, в том числе с принятием себя, но у меня такого нет. Я хочу транслировать девушкам с витилиго, что этой особенности не стоит стесняться. Не нужно с ней прятаться и волноваться на этот счет. Надеюсь, что такие, как я, прочитав текст, сделают подобный вывод. Хочется вселить в них уверенность в себе словами и фотографиями. Если хотя бы одной девушке я помогу перестать стесняться, это будет победа. 

Мадина: Я решила участвовать в проекте, потому что в нем есть вызов по отношению к себе. Принимать себя сложнее, чем мир вокруг, для меня, во всяком случае. Мы хотим, чтобы все было идеально, но у каждого есть маленькие «погрешности». Мне было интересно и важно взглянуть на себя со стороны. Я понимала, что сделанные Лизой фото в стиле ню не будут вульгарными. Это фото обо мне, они не будут нести то, что мне не близко. Результат оказался таким, словно я вижу девушку из журнала.

После этого в моей жизни многое изменилось. Я разорвала длительные отношения, подошедшие к свадьбе. Через несколько месяцев начала новые, счастливые, полные жизни и ярких эмоций. Без стеснения показала сделанные Лизой фото своему мужчине. Я не чувствую себя какой-то не такой, нестандартной, не классной, потому что все оказалось визуально значительно приятнее, чем то, как я воспринимала себя. Я очень благодарна проекту и тому, что такая деятельность вообще существует в мире.

После съемки я поехала отдыхать на море — не только на обычный пляж, но и на нудистский. И чувствовала себя там очень комфортно, потому что у меня до этого появилась возможность посмотреть на себя со стороны.

Марина: Узнала о «Секрете» от подруги. Дарья, с волшебным узором витилиго на коже, заинтересовалась проектом и предложила мне подать заявку. «Провокация!» — подумала я и не ошиблась. Это был вызов в первую очередь себе: легко быть идеальной за оберткой одежды, макияжа и поставленного голоса. Попробуй провернуть это без аксессуаров «успешного человека» — получится ли? Поэтому проект стал для меня способом увидеть себя без защиты и надуманных качеств.

Съемки прошли на одном дыхании: на вдохе помню, что фотограф представилась Лизой, а на выдохе я предлагаю ей чай. В этом отрезке времени получились очень атмосферные и честные фото. Если говорить о реакции близких людей, все хотели видеть результат, один человек просил даже оформить платную подписку на них: сразу видно, не проникся духом современного арта и вообще потребитель.

Проект дал мне понимание тех точек моей личности, где я уязвима для стыда, критики от внешнего мира и самобичевания в моем внутреннем. Фокус оказался в том, что я не встретила ни одного оскорбительного, унизительного отзыва или высказывания, которые могли меня задеть: весь негатив был только в моей голове. За это огромное спасибо открытой и храброй художнице Елизавете: она и есть тот человек, который держит тебя за руку перед прыжком в страх.

Наталья: О проекте я узнала два года назад. Увидела рекламу уже прошедшей выставки. Нашла аккаунт «Секрета» в инстаграме, и там был пост о том, что Лиза ищет моделей. Несколько дней я ходила с этой мыслью, в итоге написала ей. Мы быстро встретились, провели фотосессию на природе. Всю жизнь у меня были особенные отношения с телом, я никогда не считала себя красивой. Понимала, что мне нужно чем-то другим мир завоевывать. И меня это особо не волновало. 

Интерес к истории возник, потому что у меня небинарный ребенок-подросток. Я интересовалась принятием своего тела и тем, как это происходит у других. После фотосессии началось самое интересное. Я не сразу себя узнала на снимках. Когда ты в образе, чаще нравишься себе на фотографиях. Но нужно понимать, что это лучшая версия тебя. А тут ты голая и обычная, но такая красивая. Мне кажется, что это невероятно важная история о принятии себя как чего-то прекрасного и важного, как одна из составляющих взросления. И не важно, сколько тебе лет. Взрослость — это когда ты понимаешь свою значимость. 

«Я, наконец, приняла этот дефект своего тела». Мой опыт

Было бы не слишком интересно делать материал о таком проекте, не поучаствовав в съемке и не описав собственные впечатления. С Лизой договорились провести фотосессию в студии. Я приехала, как положено, без макияжа и прически, перед съемкой сняла всю одежду и украшения. За несколько дней до назначенной даты фантазировала, какой будет эта съемка, как буду вставать в разные позы, я их даже заранее погуглила. На деле все оказалось совершенно не так, как я себе представляла. Оцепенение, какой-то ступор, абсолютное непонимание, что делать. Ногу туда, руку сюда, тереблю волосы, смотрю вдаль. И никто не подсказывает, все решаешь сама, пытаешься прочувствовать ситуацию, обстановку и собственные ощущения.

Эффект от фотосессия я получила, когда Лиза через несколько дней по моей просьбе прислала снимки. Я их долго рассматривала, одни эмоции сменяли другие.

Я много лет занимаюсь спортом, довольна своим телом, люблю делать фото в купальнике. Общее впечатление портят только многочисленные растяжки. В 17 лет, стесняясь их, я выходила на пляж в шортах. С годами свыклась с их присутствием в моей жизни, но полюбить так и не смогла.

Когда разглядывала фотографии, сделанные Лизой, больше всего внимания я уделяла именно этим подкожным микротравмам. Они стали свидетелями полового созревания, набора веса и похудения. Они появлялись в тот период, когда я не вылезала из тренажерного зала. Они — мои вечные спутники, и избавиться от них не смогу. Тогда почему я должна стесняться?

Я разглядывала фото снова и снова и, наконец, приняла этот дефект своего тела. Ведь едва ли кто-то может назвать себя идеалом. Какой смысл всю жизнь гнаться за ним и заниматься самобичеванием, когда можно просто любить себя? Все мы разные и вместе с тем прекрасные.


Читайте также

Реклама на портале